<= К переводам с английского
<= На основную страницу

Джордж Гордон Байрон

В ДЕНЬ ТРИДЦАТИШЕСТИЛЕТИЯ

Пришла пора, когда стынет сердце.
Воспламенять – не по силам роль
И не по возрасту. Не надейся.
Любить – позволь!

Сменила жизнь на цвет осенний
Любовь, что так расцвела весной.
Букет из бед и угрызений
Всегда со мной.

В груди моей – огонь печальный:
Но он не жжёт: подноси ладонь.
Похож на пламень погребальный
Такой огонь.

Надежда, страх, и холод чёрный,
Избыток боли, ревнивой мглы,
И груз любови неразделённой –
Как кандалы.

Но не сейчас и не здесь! Иное
Душевный жар бередить могло б:
Украсит слава чело героя,
А нет – так гроб.

Здесь – шпага, знамя и дивный танец,
В нём смерть и слава – а бой решит.
И я свободен, что твой спартанец:
Со мной – мой щит.

Воспрянь, мой дух! Вернись в начало,
Вернись к истоку, в былую рань.
Подобно Греции, что восстала,
Душа, восстань!

Прижми к земле – пусть, как нечисть, бьётся –
Дурное мужество: что с того,
Красотка хмурится иль смеётся? –
Да ничего.

Что толку жить, раз тебе известно,
Что юность, нет, не придёт опять?
Взгляни: нет в мире прекрасней места –
Чтоб жизнь отдать.

Находят все, хоть никто не ищет:
Взгляни, солдат, вот здесь, в тени –
Твоё последнее жилище.
Ляг. Отдохни.

<= К переводам с английского
<= На основную страницу